Самой большой радостью была кукла, сшитая из холста. Голова такой куклы набивалась опилками, паклей или ватой, а лицо рисовалось химическим карандашом или углем. Мальчишки делали автоматы и пистолеты из досок и палок. Из старых тряпок мастерили мячи – скручивали их в тугой комок и перевязывали их веревками. Покупные игрушки были редкостью, потому что выпускали их в ограниченном количестве.


Из воспоминаний В. Топоркова:

«Изображая из себя партизан, мы выскакивали из бурьяна и с криками “УРА!” неслись, преследуя воображаемого врага. И вдруг однажды, выскочив оттуда, мы оторопели: вдоль канавы сидели и стояли несколько немцев. Они были точно такими, какими их показывали в кино, только без крестов на груди и свастики на рукаве. Мы почти что испугались, но, увидев конвоиров с винтовками, поняли, что это пленные немцы – одни очищали лопатами канаву, другие сидели и покуривали, а охранники равнодушно смотрели на немцев и на нас. Игра, конечно, прекратилась».

Игра в войну

ИСТОЧНИК:

Топорков, В. Мы дети войны / В. Топорков. – Текст : непосредственный // Народная память : альманах / [ред.-сост.: Т. И. Петрова]. – Новосибирск, 2010. – С. 87–93. См. с. 91–93.

ГАНО. Ф. Р-1020. Оп. 2. Д. 140. Л. 111.

  • Белый Instagram Иконка